Размер шрифта:

Особый случай

Особый случай

"Приговоренному" врачами 20-летнему парню пришлось учиться заново есть, говорить, сидеть и ходить"

Пострадавший в ДТП 20-летний Евгений Пугач из Макеевки вместе с родителями вынужден был уехать из Донбасса в Киев, где продолжает восстанавливаться, ежедневно занимаясь в тренажерном зале.
 

На интернет-страничке Евгения все знакомые и друзья восхищаются его фотографией, сделанной в тренажерном зале: «Молодец! Отличная физическая форма! Как тебе это удалось?» Поблагодарив каждого, Женя скромно заметил: «Я пока не умею бегать». Правда, он не добавил, что причиной стали автомобильная катастрофа, черепно-мозговая травма, 21 день в коме, затем — вегетативное состояние и два года реабилитации.
 
*Тренируясь в реабилитационном центре в Славянске на специальной дорожке с поручнями, Евгений научился ходить
Авария, в которую попал Евгений, произошла в 2012 году в Макеевке, где он жил до того, пока там не начались военные действия. Водитель в нетрезвом состоянии не справился с управлением и на большой скорости врезался в аптеку. Евгений, который находился на переднем сиденье, пострадал больше всех.
— Спасатели, приехавшие на место происшествия, буквально вырезали сына из машины, а потом в Донецкой областной больнице врачи доставали из его тела осколки, — вспоминает отец парня Владимир. — Когда мы с женой приехали в клинику, Женя находился в операционной, нас к нему не пустили. Перечислив все повреждения — черепно-мозговая травма, разрыв печени и селезенки, — врачи спросили: «У вас еще есть дети? Нет? Очень жаль…» Нас сразу предупредили: шансов на то, что сын придет в себя, не более шести процентов.
В коме Евгений провел 21 день, а когда открыл глаза, не был похож на себя.
— Женя смотрел в одну точку, дышал и питался с помощью трубок, его пальцы на руках были скрючены, а ноги вывернуты в разные стороны, как у лягушонка, — рассказывает Женина мама Татьяна. — Я наблюдала за человеком, лежавшим на кровати, и не могла узнать в нем своего сына. При этом постоянно себе повторяла: «Один раз я уже научила его ходить, научу и второй».

Врачи постоянно твердили, что с Женей нужно много разговаривать, в подробностях описывать моменты из его детства, подростковой жизни, «шевеля» таким образом его память. Я часами рассказывала сыну о том, как мы в детстве по выходным гуляли в парке, о первом походе в школу, совместном отдыхе на море, спорах и многом другом. Женя находился в полубессознательном состоянии и никак на это не реагировал, а я говорила, говорила, говорила… Муж также записал на плеер его любимую музыку, аудиокнигу, и когда нас не было в палате, сын это слушал через наушники. Со временем мы заметили: взгляд Жени стал более осмысленным.
А однажды я спросила: «Сыночек, ты меня узнаешь?» Он в ответ утвердительно кивнул. Тогда моя мама принесла в больницу наш семейный альбом с фотографиями и, листая его, говорила Жене: «Покажи свою тетю, двоюродную сестру…» Сын указывал взглядом на каждый снимок. «Поразительно, он все помнит», — удивлялись врачи.

— Все, кроме последних двух лет жизни, которые будто стерли из моей памяти, — уточняет Евгений. — Саму аварию тоже не помнил, но почему-то решил, что это я был за рулем и все произошло по моей вине. Это вызывало чувство страха и злости. А еще я злился из-за того, что не мог управлять своим телом: садиться, брать в руки ложку и даже говорить. Я пытался разогнуть скрюченный палец, гипнотизировал его взглядом, повторяя: «Разгибайся, разгибайся», но ничего не получалось.
*Так Женя выглядел через полтора года после травмы. Сейчас его семья ищет врачей и реабилитологов в Киеве, которые смогли бы ему помочь. А пока парень самостоятельно тренируется, совершенствует походку и работает над своей речью (фото из семейного альбома)
— Наблюдая за стараниями сына, я понимала, что должен быть какой-то выход, и начала искать в Интернете, как ухаживать за человеком после комы, — говорит мама парня. — Таким образом нашла видео, где давались практические советы, как переворачивать такого больного, мыть, поднимать и усаживать. Позже нас перевели в реабилитационный центр в Славянске, где с Женей работали специалисты. Когда их смена заканчивалась, я самостоятельно продолжала с ним заниматься. Медсестра показала, как правильно массировать руки, пальцы, стопы, чтобы мышцы не атрофировались. Вместе с логопедом сын учился разговаривать, отрабатывал звуки. Чтобы все успеть, мы составили график дежурств. Например, в свои три выходных дня с Женей занималась я, а когда выходила на работу в супермаркет, меня сменяла сестра. Муж дежурил возле сына по ночам. Дело в том, что сыну часто снились кошмары, были судороги, из-за которых он мог упасть с кровати.

Добавить в закладки и поделиться:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


TRANSLATE

март, 2015

пн вт ср чт пт сб вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Всякие наглядности: